Камерный театр

Елизавета Палладина, Сергей Федоров: «Нам в камерном очень хорошо»

Scroll Down

В 2021 году, после окончания актёрского отделения Санкт­-Петербургского государственного института кино и телевидения, в труппу Смоленского Камерного театра был принят курс заслуженной артистки России Маргариты Бычковой. Явление невероятное – труппа театра пополнилась сразу восемью артистами.

Можно лишь догадываться, сколько усилий приложила для этого директор Камерного театра Оксана Неклюдова. Но ребята оказались талантливыми, плавно вошли в репертуар, причем исполняли ведущие роли. Более того, на сцене театра с большим успехом шел их студенческий спектакль «Давай сегодня оторвёмся по­-питерски!». Но так случилось, что по окончании первого сезона на профессиональной сцене молодые артисты вернулись в Санкт­-Петербург. Причем, как ни странно, уехали бывшие иногородние студенты. Из выпускников института кино и телевидения в Смоленске остались лишь двое  коренная петербурженка Лиза Палладина и выросший в городе на Неве Сережа Федоров. Оба, что называется, с питерской пропиской. Почему они не последовали за друзьями­-однокурсниками?

Об этом и многом другом – гости «СН», молодые, но уже известные артисты Смоленского Камерного театра Елизавета Палладина и Сергей Федоров.

Е.П. Мы много думали: стоит уезжать или не стоит? А потом твердо решили  остаемся. У нас в театре столько работы– просто жизнь кипит! Мне, например, достаются роли, о которых я даже не мечтала, поэтому я думаю, что, уехав, ребята много потеряли. Одного года мало, чтобы наработать какой­-никакой опыт, как мы говорили в институте, «набить рюкзачок». Первые полгода в театре – это вообще ни о чем. Потом начали что­-то набирать, когда стали играть с артистами, которые проработали в театре достаточно долго. Это колоссальный опыт, и я счастлива, что осталась, и наде­юсь, что еще один сезон даст очень много.

– А почему вы ограничиваете себя во времени?

Е.П. Я просто так говорю. Год, потом ещё год, а там, может быть, и пять лет.

– Насколько мне известно, ваши однокурсники уехали в никуда, в Питере их никто не ждёт.

С.Ф. Да. Им просто не нравился Смоленск, а мы с Лизой столько времени проводим в театре, что ни на что другое внимания не хватает. И когда меня спрашивают, почему я остался, то, если говорить коротко, для меня сегодня важно, что я делаю, а не где я делаю. В моей жизни были истории, что приходилось уезжать, а потом возвращаться по этой же причине. Здесь и сейчас сумасшедшая практика идет, и я не думаю, что если даже я попаду в какой­нибудь питерский театр, то у меня будет такое количество спектаклей. Да, там проще попасть в кино, сейчас много фильмов снимают, но театральный опыт для меня важнее.

 – Скажите, ваш первый театр – Смоленский Камерный – соответствует тому образу театра, что вы себе представляли, когда шли учиться на артистов?

Е.П. Знаете, когда мы сюда собрались, нас пугали, что это маленький городской театр, а значит – плохая труппа и постоянные интриги, что нам, молодым артистам из Питера, не дадут полноценно работать, но получилось всё по­другому. Здесь удивительный директор Оксана Александровна, прекрасная труппа, классные артисты, добрая атмосфера. Когда случаются вводы в спектакли, нам все помогают. Наверное, как и в каждом театре, есть какие­нибудь междусобойчики, но по сравнению с тем, что нам рассказывали, в Камерном театре  всё потрясающе!

– А еще, мне кажется, вам очень повезло с режиссерами. И Станислав Назиров, и Игорь Голубев с вашим участием поставили изумительные спектакли, которые пользуются оглушительным успехом, достаточно сказать, что в день спектакля на кассе непременно висит объявление «Все билеты проданы». Это и «Таланты и покойники», и «А у нас во дворе», и, конечно же, «Нелётная погода, или Брачный сезон у пингвинов».

С.Ф. Работа с хорошими режиссерами  серьезная и большая учеба. Учишься слышать, понимать, чего
режиссёр хочет, максимально быстро принимать, а затем – выдать, закрепить и делать на 100%. Главное, услышать – понять – сделать.

– Я не устаю восхищаться спектаклем «Нелетная погода, или Брачный сезон у пингвинов» в постановке Заслуженного артиста России Игоря Голубева. Казалось бы, простенькая пьеса с незатейливым сюжетом и предсказуемым финалом, а какой роскошный спектакль получился – легкий, изящный и очень смешной! Вы в нем играете главных героев Марину и Артема, и мне показалось, что роли очень точно легли на вашу актерскую психологическую природу. Это так?

С.Ф. Со мной – это точно. Когда мы только начали репетировать, я мучительно искал психологическую характеристику образа. А потом он просто «лег», я себя погрузил в эти обстоятельства, в характер героя, в его отношение к любимой женщине и к любви вообще. И сейчас с настоящим трепетом актерским я жду «Нелетной погоды». Это как поплавать в большом чистом озере.

– И тянет на глубину, верно?

С.Ф. Конечно! Я не могу сказать, что отдыхаю на этом спектакле. Я с мокрой спиной выхожу, так погружаюсь в роль.

И это чувствует благодарный смоленский зритель: смеется, громко аплодирует, выражая безудержный восторг, порой, не к месту и невпопад, просто эмоции захлестывают. Зритель в Смоленске необыкновенно тонко чувствующий. Помню, на втором премьерном спектакле было ощущение, что нас просто разорвут, если мы выйдем в зрительный зал. Такая огромная отдача была от зрителей.

Е.П. Ко мне приезжали родители, так они не переставали удивляться, как горячо реагируют зрители на то, что происходит на сцене. Более того, по репликам они поняли, что многие смотрят «Нелетную погоду» не в первый раз.

С.Ф. Когда я вернулся из отпуска, пошел посмотреть на второй состав, чтобы увидеть спектакль как бы со стороны. В антракте вышел в фойе, где зрители горячо обсуждали увиденное, и тоже понял, что многие смотрят «Нелетную погоду» не впервые. И это здорово, ведь наша задача и состоит в том, чтобы люди возвращались. А самое классное, что сидящие рядом говорили родителям Лизы: «Как здорово! А что еще в этом театре стоит посмотреть?» Это удивительное чувство, когда приходишь в театр и узнаешь, что и на следующий спектакль проданы все билеты, или когда ты на сцене, на тебя направлены софиты, пауза длится около 30 секунд, и зрительный зал замер. И это всё бросить? Нет, я хочу идти дальше, искать новые грани в профессии. Как это можно взять и бросить? Никогда!

Е.П. И то, что разные режиссеры – это замечательно! Помню, после сдачи спектакля, когда у меня были явные «косяки», я вышла, чуть не плача, и говорю Игорю Викторовичу Голубеву: «Простите, простите меня», а он: «Ничего, вперед!» – и в этом доверие и любовь ко мне как к исполнительнице, и это безумно подкупает. Или выходит он на сцену и что-­то показывает в своей органике, и ты думаешь, нет, у меня так не получится, а потом – оп, и всё получилось. Игорь Викторович очень хорошо знает актерскую природу и точно ставит задачу. Это здорово, когда режиссер еще и актер, понимающий суть.

С.Ф. Игорь Викторович помогает нам нарабатывать опыт, знакомит на практике с законами сцены, которым в институте не учили. Он много лет на сцене и знает про существование на ней всё. Если в институте, например, в основном была теория, то здесь мы изучаем законы сцены, которые существуют на самом деле.

– В мою студенческую давность в Ленинграде на ул. Правды был очень хороший, единственный в СССР Институт киноинженеров, преобразовавшийся затем в Институт кино и телевидения, который вы в прошлом году закончили. Институт молодой и, что ни говори, пока без должной репутации. Скажите, вы не пытались поступить в прославленный Российский государственный институт сценических искусств, один из лучших в нашей стране?

Е.П. Когда начинаются вступительные экзамены, обычно документы подаются во все вузы, связанные с театром, даже в герценовский университет, где открылась актерская кафедра. Куда­-то приняли, куда­-то нет, начинаешь выбирать. Но одна хорошая актриса однажды сказала, что Мастера нужно выбирать по крови. И я себе выбрала Мастера по крови – Евгения Рафаиловича Ганелина, а потом Маргариту Геннадьевну Бычкову. Он нам дал основу, на которой мы сегодня стоим, она научила относится к сцене как к чему­то святому.

С.Ф. Он научил нас понимать, что на актера нужно учиться всю жизнь, и неважно, сколько ты проработал в театре, год или 20 лет, каждая роль – это экзамен. Она научила нас требовательному отношению к профессии, тому, что это правильно, когда перед каждым выходом на сцену бьет мандраж как в первый раз.

Е.П. Это непередаваемое чувство, когда перед каждым выходом на сцену я думаю, ну, всё, умираю. И неважно, детская это сказка или спектакль для взрослых.

– Чем занимаетесь в свободное от любимой работы время?

С.Ф. Работаем над собой, читаем книги, смотрим фильмы.

– А в других смоленских театрах бываете?

Е.П. К сожалению, редко, за что себя очень ругаем. У меня еще ведь и ставка гримера, поэтому практически все вечера заняты. Но мы часто бываем в вашем прекрасном Успенском Соборе, съездили в Талашкино.

– Если честно, домой хочется?

С.Ф. Я не знаю. Для меня сейчас Питер – гостевой город, съездить в отпуск к родителям. А где сегодня жить и работать – неважно. Я просто хочу, чтобы всё хорошо складывалось, а куда жизнь заведет? Не знаю. А вдруг Саратов позовет? Не угадаешь.

Е.П. Хотя очень хочется домой. Но нам нравится театр, нам здесь очень хорошо. Зачем уезжать?

Беседовала Лариса Русова

Опубликовано в газете «Смоленские новости» 28 сентября 2022 года

Уважаемые зрители!

По многочисленным просьбам,
13.11.22г. в 13:00 состоится спектакль
«Нелётная погода или брачный сезон у пингвинов».Будем очень рады видеть Вас!

13.11.22 спектакль
«Матушка-крапива» отменяется, по техническим причинам!

Приносим свои извинения!

Skip to content