Камерный театр

Всеволод Шиловский: «Важно попасть в один биоток с артистами»

Scroll Down

В Смоленском Камерном театре идут последние репетиции семейной комедии Юрия Полякова «Особняк на Рублевке». Режиссёр­-постановщик спектакля – известный артист театра и кино, режиссёр, сценарист, президент Международного кинофестиваля актёров-­режиссёров «Золотой Феникс», народный артист РСФСР Всеволод Шиловский.

Премьера назначена на 7 сентября, причем в главной роли выступит сам Всеволод Николаевич. Это будет неожиданным, но очень дорогим подарком всем смоленским любителям театра. 

А 8 сентября в кинотеатре «Современник» состоится торжественная церемония открытия XVI кинофестиваля «Золотой Феникс», главным действующим лицом которой, по уже сложившейся традиции, станет Всеволод Шиловский.

– Всеволод Николаевич, как сложился альянс «народный артист РСФСР Всеволод Шиловский и муниципальное учреждение культуры Смоленский Камерный театр»?

– Очень просто. Я 16 лет приезжаю в Смоленск на кинофестиваль «Золотой Феникс», президентом которого являюсь. Фестиваль прижился в Смоленске, чем я, бесспорно, горжусь. Чего стоит только одна Площадь Звезд перед кинотеатром «Современник», где каждая Звезда – это слава России.

16 лет я связан с жителями вашего города. Иду по улице во время фестиваля, все здороваются и говорят «спасибо за фестиваль». Выше этого ничего нет. Конечно, в дни фестиваля я очень занят, тут не до театров. Правда, однажды мы делали открытие в шикарном имперском здании драматического театра, но спектаклей я не видел. 

А с Камерным получилось так. В разгар кинофестиваля «Золотой Феникс» в моём гостиничном номере раздаётся телефонный звонок.

– Здравствуйте, Всеволод Николаевич! Вас беспокоит директор Смоленского Камерного театра Оксана Неклюдова.

– А что, есть такой театр?

– Есть. Можно с Вами встретиться и поговорить?

– Конечно, можно. Когда?

– Прямо сейчас.

Входит молодая красивая женщина, которая предлагает совершить экскурсию по Камерному театру с прицелом на дальнейшее творческое сотрудничество.

Приехали – и я обалдел. Вот эта игрушка – театр? Потрясающие фойе, зал, сцена, а какая акустика! Но я ничего не видел на этой сцене. Спросил, какая труппа. Оксана Александровна ответила, что труппа в основном молодая, и снова поинтересовалась, не мог бы я поставить для них спектакль в ближайшее время. Честно говоря, на тот момент не мог, поскольку был занят строительством здания для своего театра­-студии, но спросил, не хотят ли смоляне увидеть спектакли моего театра? И мы привезли сначала «Игроков», а затем комедию «Он, Она, окно, покойник». По окончании этих спектаклей благодарные зрители аплодировали стоя минут по двадцать. Такое отношение не оценить было невозможно, и мне захотелось поработать в этом театре, для этих зрителей. Предварительно обговорили условия: пьесу предлагает театр, постановочный процесс продлится примерно месяц. Мой спектакль «Профессия – сеньор из общества» в Ростовском академическом театре драмы был поставлен именно в такие сроки и шёл с большим успехом более семи лет. Артисты так берегли его! Важно попасть в один биоток с артистами. Если этого не случилось, ничего не добьёшься. Успех зависит от того, верят тебе или не верят. Если верят, можно сделать всё что угодно.

Конечно, я приезжал в Камерный знакомиться с труппой. Посмотрел спектакль, это была комедия «Женитьба Бальзаминова». Сценография – блестящая, художник­-постановщик – потрясающий!
Артисты – замечательные. Если бы было плохо, я никогда бы не согласился на постановку. Никогда. А тут я увидел способных людей. С помощью художественного руководства театра сделал распределение ролей, потом поговорил с художником­постановщиком Светланой Архиповой. Она принесла эскизы – и я рухнул! Это был действительно особняк на Рублевке! А какие костюмы! Словом, художник высшего класса!

– Всеволод Николаевич, Вы – живая легенда театра и кино. А к легендам, творчески одарённые люди особенно, относятся весьма трепетно. Скажите, наши артисты не комплексуют на репетициях, нет ли у них так называемого «внутреннего зажима»?

– Абсолютно нет. Они – способные артисты. Кроме того, я педагогикой занимаюсь 60 лет. Первый мой выпуск, где я был еще ассистентом: Владимир Меньшов, Андрей Мягков, Анастасия Вознесенская, потом Ира Мирошниченко, Николай Караченцов и многие другие. Прежде всего, артисты должны тебе верить, и хорошо, чтобы это случилось быстро и сразу. Я, например, очень остро чувствую: верит мне артист или нет. У нас на репетициях замечательная атмосфера, царит демократия, артисты послушны. Я знаю, чего я хочу, они понимают, что нужно делать, а как уж получается – это степень таланта каждого. Рождается творческая связь, вот и всё.х фильмах у гениального режиссера Тодоровского, я сыграл три совершенно противоположные роли. То есть абсолютно не похожих друг на друга людей.

– Почему и Вы, и театр остановились на семейной комедии Юрия Полякова «Особняк на Рублёвке» (второе название «Золото партии»)?

– К моему счастью, я знаком с этим драматургом. Среди безвременья драматургии сейчас (вообще драматургов – ноль) этот человек сумел предугадать, что будет происходить сегодня, хотя пьеса написана достаточно давно. Я три пьесы его поставил: «Одноклассники», «Чемоданчик» и «Особняк на Рублёвке». Почему? Потрясающе разработаны характеры персонажей, потрясающая связь времён, потрясающее детективное начало. Он ведь еще в молодости написал повесть, всколыхнувшую весь Советский Союз – «ЧП районного масштаба». Вот что такое Поляков! Он всегда чуть¬-чуть «впереди планеты всей», что многих раздражает. Поэтому у него есть недоброжелатели, но я обязательно буду еще его ставить

– В пьесе много возрастных ролей, а труппа молодая. Непросто, наверное, в двадцать с небольшим прочувствовать и передать страсти, бушующие в душе хорошо пожившего человека?

– Никаких проблем и натяжек тут нет. Когда­-то молодой артист Шиловский в один вечер играл 70­-летнего Коростылева в «На дне», а в следующий – 16­-летнего Керубино в «Женитьбе Фигаро». Это великие мхатовские старики меня так «баловали», это школа Художественного театра. В молодости я вообще играл много возрастных ролей.

– А кто будет исполнять роль главного героя спектакля – пенсионера всесоюзного значения Петра Лукича Барабаша?

– Андрей Аббасов. Андрюша – очень сильный артист, ему любая роль по плечу.

– Но премьеру будете играть Вы, Всеволод Николаевич?

– Да, в первом премьерном спектакле 7 сентября занят я, следующие премьеры будет играть Андрей Аббасов.

– Всеволод Николаевич, в начале нашей беседы Вы коснулись события, породнившего Вас с нашим городом. Это кинофестиваль «Золотой Феникс», торжественное открытие которого в этом году состоится 8 сентября в кинотеатре «Современник». Кто будет принимать участие в церемонии открытия фестиваля?

– Давайте сохраним интригу, пусть их имена будут приятным сюрпризом для смолян. Скажу лишь, что гости фестиваля – в основном мои друзья. С трудом «выцарапываю» их по одному в силу их занятости. Кроме того, бюджет фестиваля достаточно скромный. Понимаете, судьба всех благородных начинаний зависит только от людей. И когда на улицах Смоленска меня благодарят за кинофестиваль (есть в смолянах огромная внутренняя культура), я в очередной раз убеждаюсь, что «Золотой Феникс» городу необходим, и город много делает для того, чтобы фестиваль был.

16 лет «Золотой Феникс» – бренд Смоленска. На просмотрах – полные залы. Вот в чем соль. А то, что о фестивале молчат центральные СМИ – замалчивать можно всё что угодно. Но почему­-то на вечере памяти Людмилы Гурченко демонстрировали видеозапись именно с нашего фестиваля. Людмила Марковна на «Золотом Фениксе» представляла свой режиссёрский дебют – фильм «Пёстрые сумерки». Как тепло тогда принимали её зрители! А к замалчиванию нужно относиться спокойно, всё равно реальность побеждает, память народная побеждает. Если бы я обращал внимание на каждое «знаете, у нас жюри считает, что этот фестиваль не нужен», меня бы давно не было.

– А почему лауреаты «Золотого Феникса» не приезжают на церемонию вручения наград?

– Почему не приезжают за призами? Все заняты, к счастью. Это  показатель востребованности. Я помню, как прекрасный режиссёр Вадик Абдрашитов с трудом вырвался на наш фестиваль на один день, а другие вырваться не могут. Так что к этому тоже нужно относиться спокойно.

– Всеволод Николаевич, кто Вы в большей степени: человек театра или человек кино?

– Я един в двух лицах. Когда развалился МХАТ, в котором я отработал 30 лет, я резко ушёл в кино. Было мне тогда 42 года. Сегодня на счету у меня около 130 ролей в кино, большие режиссёрские проекты, в частности, первый в Советском Союзе телевизионный сериал «День за днём» по сценарию уникального человека, потрясающего барда Михаила Анчарова. Его боготворили и Володя Высоцкий, и Булат Окуджава. А какой цветник артистов в этом фильме снимался! Сегодня таких уже нет.

– Грустный парадокс. Русская театральная школа сохранилась, а куда исчезли гениальные актёры?

– Если раньше серьёзные театральные школы можно было пересчитать по пальцам: «Щука», «Щепка», Школа­-студия МХАТ, ГИТИС, ВГИК, то сегодня их в одной Москве больше 150, и все выдают дипломы о высшем театральном образовании. А потом выпускников просто выбрасывают на улицу – о трудоустройстве даже речи нет. Если раньше в государственных институтах платили стипендию, нуждающимся предоставляли общежитие, а по окончании – распределение в театры страны, причем выпускники могли выбирать и город, и театр, то сегодня за четыре  года обучения на коммерческой основе нужно заплатить два миллиона рублей. Откуда такие деньги? Значит, идут учиться богатые, а таланты проходят мимо. Раньше Школа­-студия МХАТ строилась на том, что все наши мастера, и я в том числе, ездили по городам в поисках талантливых ребят. Конкурс был до 500 человек на место, а в процессе учебы отсев какой был! А сейчас – только плати, и всё! Потому и деградация, и в этом мы живём… Поэтому только из учеников, мною воспитанных во ВГИКе, я сделал свой театр.

Министр культуры Правительства Москвы Александр Владимирович Кибовский как­-то пошутил, что мы от молодых «Современника» и «Таганки» отличаемся тем, что они начинали с одного спектакля, а у нас в репертуаре – тринадцать. Это студенческие спектакли, которые мы бережно сохраняем, выезжаем с ними на гастроли, вот и в Смоленске уже дважды побывали.

– В труппе Вашего театра сколько человек?

– Официально – 15, а по факту – 25. Из бюджета города Москвы нам профинансировали строительство здания театра на Петровке, 17. Согласитесь, «центрее»  не бывает. Нам оплачивают изготовление декораций, коммуналку, гастрольную деятельность. Но мы частный «Театр­-студия Всеволода Шиловского» и средства на заработную плату работникам театра должны добывать сами. Зал театра рассчитан на 100 мест, и если сбор с каждого спектакля будет 100 тысяч рублей, то материальное вознаграждение получается весьма достойное. А пока наши артисты зарабатывают на жизнь съёмками в сериалах и рекламе, подрабатывают в разных театрах Москвы. Этот сезон для нас станет первым в стенах родного театра.

– Большое спасибо за интервью, за то, что в напряжённом рабочем графике нашли время для встречи с нашими читателями. С нетерпением будем ждать премьеру в Камерном театре и, конечно, открытие и последующие показы кинофестиваля «Золотой Феникс», который в этом году пройдёт с 8 по 12 сентября. И, конечно, желаем искренней зрительской любви и популярности «Театру­-студии Всеволода Шиловского» – последователю молодых «Современника» и «Таганки».

Беседовала Лариса Русова

Опубликовано в газете “Смоленские новости” 30 августа 2023 года.

Уважаемые зрители!

Уважаемые зрители!

По многочисленным просьбам, 9 марта 2024г. в 14:00 состоится дополнительный спектакль «Корпоратив».

Билеты можно купить в кассе и на официальном сайте.

Будем рады видеть вас!


Skip to content